Рейтинги как зеркало административного ресурса
20.12.2011 10:29
Руководитель Центра общественного диалога, доктор политических наук, профессор Н.М. Великая
Руководитель Центра общественного диалога, доктор политических наук, профессор Н.М. Великая

В последнее время социолог в общественном мнении стал ассоциироваться со словом «ангажированный».

В динамике рейтингов разных аналитических центров и в их расхождениях часто не просматривается никакой логики, т.к. разброс близких показателей, например рейтингов доверия или электоральных рейтингов, предполагающих учет потенциальных голосов той или иной партии по разным источникам может достигать 15 %.

Людям, знакомым с методикой социологических опросов и с законами больших чисел, не надо объяснять, что разброс показателей при близкой выборке (а это, как правило, репрезентативная общероссийская выборка), не может быть более 4%-6%. Вот, например, данные социологических центров за август 2011 года о рейтингах доверия Президенту и Премьеру. По результатам общероссийских опросов, сделанных на основе общероссийской выборки с погрешностью не более 4%, расхождения в рейтингах достигают 20% (См. таблицу 1)

 

Табл.1

Социологический центрРейтинг доверия
В.Путина
Рейтинг доверия
Д.Медведева
Левада-центр 68-69% 66-67%
ФОМ 50-51% 43-46%
ВЦИОМ 43-42% 36-37%

 

Еще удивительнее ситуация с партийными рейтингами и комментариями к ним. Чем можно объяснить февральские-мартовские рейтинги ВЦИОМ, когда КПРФ приписывался рейтинг 8-9%, а Справедливой России – 4%-5%. При этом на мартовских выборах, которые проходили в 12 регионах РФ, КПРФ получила более 19% голосов, а Справедливая Россия – более 14% голосов, что, кстати, вполне согласуется с результатами декабрьских выборов в Государственную Думу. Однако прогнозы ведущих социологических центров вплоть до конца ноября 2011 , не давали больших надежд оппозиционным партиям.

В чем причина таких несоответствий? В непрофессионализме сотрудников некоторых социологических центров или в несовершенстве методов?

Думаю, ответ лежит в другой плоскости. Дело в сознательной мистификации избирателей, которые пойдут на избирательные участки. В партийно-избирательных войнах социологические рейтинги давно стали тяжелой артиллерией, которой можно противопоставить только здравый смысл.

Сегодня не существует социального заказа на создание адекватных моделей российского политического процесса. Власть преследует одну цель – собственную легитимацию, поэтому сегодня больше востребованы политические комментаторы и манипуляторы, а не серьезные аналитики.

Закономерно, что все партии, кроме одной, сомневаются в правдоподобности тех цифр, которые они видят в отчетах крупнейших социологических центров страны и предпочитают проводить собственные опросы, а в ходе выборов, собственные exit-pols.

Очевидно, что часто рейтинги и прогнозы скорее выступают своеобразной подготовкой общественного мнения к победе «партии добрых дел».

Однако попытки легитимизировать сложившуюся конфигурацию власти и управления с помощью «нарисованных» рейтингов уже никого не вводят в заблуждение. Люди не верят не только рейтингам, но и результатам выборов, которые, увы, в последние годы этим рейтингам более или менее соответствовали.

О политической системе и демократии

Результатом политики партии власти, повсеместного использования административного ресурса стали низкий уровень доверия к власти и к демократическим процедурам, в первую очередь, к выборам.

По результатам социологического опроса Института социальных исследований (руководитель проекта – В.Э.БАйков), 75% граждан России сомневаются в том, что выборы осуществляются честно. В обществе сложилось убеждение, что где-то наверху уже определили «допустимый процент» для той или иной партии.

Еще более удручающе выглядит мнение экспертов, которые лучше рядовых граждан осведомлены о том, как функционирует наша избирательная система и какими методами работает партия власти.

83% экспертов считают, что органы государственной и муниципальной власти влияют на избирателей административными средствами, а 67,5% не исключили использования в выборной кампании негативных технологий влияния на результаты голосования. Понятно, что под этими эвфемизмами скрывается банальная фальсификация итогов голосования или нарушение процедуры выборов. В докладе «Центра стратегических разработок», представленного накануне выборов, был сделан вывод, что запланированные и «прогнозируемые» некоторыми центрами 70% голосов «Единой России» большинством населения будет воспринято как доказательство нечестности выборов. Протест, с которым мы столкнулись после 4 декабря, был предсказуем и неизбежен: Легитимность выборов, а значит, и избираемой власти, подвергается сомнению во всех слоях общества. Партии конституционного большинства не удалось освоить многопартийные, состязательные технологии управления страной. Более того, эта партия стала рассматривать выборы как угрозу собственному пребыванию у власти.

Закономерно, что более половины экспертов отметили и отсутствие равных возможностей участия партий в избирательном процессе. Принцип равного доступа к СМИ часто весьма произвольно трактовался руководством телеканалов, особенно региональных. Напомним о снятых с эфира роликах КПРФ и Справедливой России, где ЦИК усмотрел экстремизм. Напомню, речь идет о роликах, где повествуется о низких пенсиях. Следуя логике ЦИКа, эти рекламные материалы угрожали в экстремистской форме людям, ответственным за назначение пенсии. Можно бесконечно приводить примеры об арестованных тиражах газет, о задержанных агитаторах, о фальшивках, напечатанных тысячными тиражами, о снятых биллбордах. Эта информация доступна в Интернете, как на сайтах политически партий, так и на многочисленных ресурсах, вплоть до Utube.

Эти технологии были отработаны Единой Россией на предыдущих выборах в регионах, вызывая волну недовольства как со стороны групп интересов, не связанных с Единой Россией, так и в массовых слоях общества, где людей вынуждали голосовать за партию власти, подделывать протоколы, идти на многочисленные нарушения.

И хотя давление на регионы со стороны партии власти в конце ноября несколько ослабло (планка минимально необходимый процента для ЕР была снижена с 64 до 50%), это в любом случае предполагало масштабные фальсификации, которые общество в этот раз не пожелало принять.

На повестке дня в современной России будет стоять вопрос не только изменения избирательного законодательства, но и институциализация тех институтов гражданского общества, которые смогут эффективно осуществлять контроль за процедурой выборов. Поскольку предложения оппозиционных партий о необходимости формирования территориальных избирательных комиссий из числа представителей партий, отклика не получает по понятным причинам, необходимым, но недостаточным условием честного подсчета голосов останется в ближайшее время присутствие на участках наблюдателей, осознающих свои гражданские права и обязанности.

Наталия Великая,
руководитель Центра общественного диалога Института «Справедливый Мир», д.п.н.

 
Интересная статья? Поделись с другими:

Институт Справедливый Мир

Наши партнеры

Официальный сайт С.М. Миронова Официальный сайт Интернет журнала Социалист Официальный сайт Политической партии СПРАВЕДЛИВАЯ РОССИЯ СОЦИАЛ-ДЕМОКРАТИЧЕСКИЙ СОЮЗ ЖЕНЩИН РОССИИ